12:48 

Айн Рэнд.

Lena Lesnaya
мне нравится иметь от людей тайны...
Источник.

Отрывок из книги, которой я сейчас живу, о которой думаю, с которой ем и сплю...
Делаю это сознательно, желая заменить свои собственные мысли, чем либо чужим, осознанным, продуманным, сильным.

Книга восхитительна так же и тем, что каждый отрывок самодостаточный и целостный, с легкостью включен в столь же гармоничную главу. А глава в части. Части в книгу.

***

— Доминика, ты ведешь себя как дитя.

— Конечно, — ответила она. — Это именно то, что я есть. Затем она села на край стола, откинулась на вытянутые руки и, покачивая ногами, сказала:

— А знаешь, Алва, было бы ужасно, если бы я занималась любимой работой.

— Ну вот, еще одна глупость! Что ты хочешь сказать?

— То, что сказала. Было бы ужасно, если бы я занималась любимой работой и боялась её потерять.

— Почему?

— Потому что тогда я зависела бы от тебя, хотя ты и прекрасный человек. Я зависела бы от нашего босса Гейла — я уверена, что он великий человек, но я предпочитаю никогда с ним не сталкиваться.

— Что навело тебя на такие мысли? Ты прекрасно знаешь, что и Гейл, и я все бы сделали для тебя, а я лично…

— Дело не в этом, Алва. Не в тебе одном. Если бы я нашла работу или даже человека, которого я бы полюбила, я должна была бы зависеть от всего мира. Все на свете взаимосвязано. Мы все связаны друг с другом. Мы в сети, она поджидает нас, и стоит нам хоть раз что-нибудь захотеть — мы попадаем в неё. Например, ты хочешь что-то очень важное для себя. Разве ты можешь предвидеть, кто может вырвать это у тебя из рук? Ты не можешь этого знать. Этот человек, или обстоятельство могут быть далеко от тебя, но они всегда наготове, и ты их боишься. И ты пресмыкаешься, и ползаешь, и умоляешь — лишь вы они не лишили тебя этого.

— Если я правильно тебя понял, ты критикуешь человечество вообще.

— А что такое человечество вообще? Когда мы произносим эти слова, нам представляется что-то большое и значительное. Но, фактически, это те люди, с которыми мы встречаемся в жизни. Посмотрите на них. Многих вы знаете, о ком вы могли бы так думать? Ведь кругом одни домохозяйки, торгующиеся с продавцами, сопливые дети, которые пишут на тротуарах ругательства, и пьяницы. Людей можно уважать, если они способны страдать. В этом случае у них сохраняется человеческое достоинство. Но вы наблюдали когда-нибудь за людьми в момент веселья? Вот когда проявляется вся их сущность. Посмотрите на тех, кто тратит деньги, заработанные потом и кровью, на представлениях и в парках! Или на тех, кто богат, и кому все доступно! Обратите внимание, чем они наслаждаются. Посидите с ними в пивных. Вот оно ваше «человечество вообще»!

— Но это же ерунда? Это неправильный взгляд на вещи. Даже в самом плохом из нас есть что-то хорошее. И всегда есть лучшее будущее!

— Тем хуже. Разве можно спокойно относиться к тому, что человек, совершивший геройский поступок, ходит развлекаться на дурацкие водевили? Или узнать, что человек, написавший великолепную картину, спит с каждой проституткой?

— Чего же ты хочешь? Совершенства?

— … или ничего. Вот почему я предпочитаю ничего.

— Но это же чушь!

— Я позволяю себе единственное желание, которое для меня возможно. Свобода, Алва, свобода.

— Ты называешь это свободой?

— Да. Свобода ничего не просить. Ничего не ожидать, ни от чего не зависеть.

— А что будет, если ты найдешь то, что хочешь?

— Я не найду этого — я предпочту этого не увидеть. Это будет частица вашего очаровательного мира. Я должна буду делить это со всеми вами — и я не хочу этого. Ты знаешь, я никогда не открываю второй раз хорошую книгу, которую я прочла и полюбила. Мне больно сознавать, что её читали другие глаза, потому что я не знаю, чьи это были глаза. Такие вещи нельзя делить. Во всяком случае, с такими людьми.

— Доминика, но это ненормально, это ужасно так относиться ко всему.

— А я могу только так. Или совсем никак.

— Доминика, дорогая, — сказал он с искренней озабоченностью, — мне жаль, что не я твой отец. Какую трагедию ты пережила в детстве?

— Трагедию? Никакой, у меня была совершенно безоблачное детство. Свободное, мирное. Никто мне не надоедал. Правда, мне самой часто все надоедало. Но я привыкла к этому ощущению.

— Мне кажется, что ты просто несчастный продукт нашего времени. Мы слишком циничны, слишком упаднически настроены. Если бы мы покорно вернулись назад к простым добродетелям…

— Алва, перестань, это годится только для твоих редакционных… Она замолчала, увидев, что он уязвлен. — Прости, Алва, я неправа, ты действительно веришь во все это. Поэтому я тебя и люблю. И люблю говорить с тобой о таких вещах. А ты знаешь, Алва, что первобытные люди делали статуи богов по образу человека? Интересно было бы увидеть твою статую… Ты — обнаженный, с этим животом и всем прочим…

— Боже, Доминика, какое это имеет отношение…?

— Никакого, прости меня… Просто я люблю статуи обнаженных мужчин. Да не смотри на меня так. Я же сказала — статуи. Я не имею в виду никого конкретно. У меня была одна статуя. Гелиоса. Я достала её в одном музее в Европе. Это было страшно сложно. Она не продавалась, но я сумела уговорить их. Мне кажется, я была влюблена в неё, и я привезла её сюда.

— Где же она? Мне бы хотелось увидеть что-нибудь, что тебе нравится.

— Её нет. Я её разбила. Чтобы больше её никто не видел…


URL
Комментарии
2010-09-25 в 13:36 

Одиночество - это ведь осколки того, что было когда-то. Или того, чего никогда и не было, но что можно собрать из осколков. © Aurinko~
Lena LesnayaЯ так хочу прочитать ее "Атлант расправил плечи", но дороговато разом за 3 киги почти 1,5 тысячи. И жаба душит. И желание прочитать зудит.

2010-09-25 в 15:20 

Lena Lesnaya
мне нравится иметь от людей тайны...
karaba на либрусике вроде видела в свободном доступе.

У меня сестра тоже не купила - ей знакомые дали)
А мне на др денег подарили - наверное куплю (или белье красивое или книгу)...
:angel:

URL
2010-09-25 в 15:26 

Одиночество - это ведь осколки того, что было когда-то. Или того, чего никогда и не было, но что можно собрать из осколков. © Aurinko~
Lena Lesnaya мне больше нравится читать в книжном варианте, да и глаза жалко.
Эх, хочется и то, и это.
Кстати, сейчас читаю "Книжного вора", о которой услышала от вас. Потрясающая книга.

2010-09-25 в 15:33 

Lena Lesnaya
мне нравится иметь от людей тайны...
karaba
ААааааааа!!! Дааааааа, всегда очень приятно когда ее кто-нибудь читает, ведь про нее мало кто знает, а она столь прекрасна)
:love::heart::love:

URL
2010-09-25 в 15:34 

Lena Lesnaya
мне нравится иметь от людей тайны...
karaba мне кажется ее дешевле распечатать и сшить в копи центре, чем купить)
я так иногда делала с учебниками, которые никак не достать.

URL
2010-09-25 в 15:44 

Одиночество - это ведь осколки того, что было когда-то. Или того, чего никогда и не было, но что можно собрать из осколков. © Aurinko~
Lena Lesnaya изумительная вещь, трогает до глубины души. А Смерть так не изображал вообще никто, мне кажется. Лизель же я уже люблю всем сердцем.
Если бы у вас не прочитала, то и я бы о ней не знала.

Уже подумала о том, чтобы распечатать, хоть и хочется книжками.

2010-09-25 в 19:24 

Lena Lesnaya
мне нравится иметь от людей тайны...
karaba Мне там нравится Макс)

Зато, распечатки можно "портить" пометками, рисунками и не сожалеть об этом.
Только на либрусеке, по-моему перевод по-хуже...

URL
2010-09-25 в 19:30 

Одиночество - это ведь осколки того, что было когда-то. Или того, чего никогда и не было, но что можно собрать из осколков. © Aurinko~
Макс с его закрашенным Маин Кампфом и боями с Гитлером — персонаж потрясающий))).
Зато, распечатки можно "портить" пометками, рисунками и не сожалеть об этом.
Это да.

   

Сказки на ночь

главная